Кривой Рог новости
Кумиры советского кино получают смешную пенсию и умирают в нищете
01.08.2011 09:52 | Общество

Кумиры советского кино получают смешную пенсию и умирают в нищете

Актеру Сергею Подгорному, более известному как Смуглянка из фильма «В бой идут одни старики», стало плохо по дороге на почту, где он собирался получить свою пенсию. А получал актер, вместе с прибавкой к инвалидности, не больше 1000 гривен. Нужно ли говорить о том, что в государстве, где только «коммуналка» обходится в 500 грн., прожить на такие деньги нереально. Впрочем, в нашей стране власть имущих такие «мелочи» никогда не волновали. И Подгорный — не первый актер, умерший позабытым и в полной нищете. Список таких «Смуглянок» огромен: Георгий Вицин (в последний путь его провожала «толпа» в семь человек), Сергей Филиппов (две недели пролежал в квартире — не было денег на похороны), Михаил Кононов (скончался в дешевой больнице), Вячеслав Невинный (больному актеру, которому ампутировали ноги, отказали в денежной помощи все, кто только мог). Но самое печальное даже не это, а то, что этот перечень наверняка будет пополняться новыми именами. У нас ведь как — принято причитать: «Эх, каким он парнем был», — когда уже все кончено. Нет бы раньше помочь.

Мы решили узнать, насколько масштабно сейчас такое явление, как «нищая забота государства». И оказалось, что беда эта — повсеместная. Чтобы выжить и не протянуть ноги, актеры пускаются на всяческие ухищрения. Кто-то, кому повезло, по-прежнему снимается: и в рекламе и тв-мыле. Качество продукта уже не столь важно, главное, что за это платят. Кто-то, о ком кинематограф уже позабыл, переключился на телевидение — участвует во всевозможных передачах, «заседает» в жюри расплодившихся, как тараканы, танцевально-песенных шоу. Ну а некоторые артисты, которым повезло на песню, прозвучавшую в их исполнении в кино, и ставшую всенародным хитом, поют ее за денежку на корпоративах и вечеринках. Спасение утопающих — дело рук самих утопающих.

Не так давно 74-летняя Ада Роговцева снялась в рекламе одного банка — стала официальным лицом его пенсионной программы. Свое согласие на съемки актриса, известная своей щепетильностью в выборе проектов (репутация всего дороже), объяснила так: «Я хочу, чтобы для моих соотечественников «третий возраст» был полон активности и интереса к жизни».

Сама же актриса признается, что несмотря на все ее регалии — Народная артистка Украины, Герой Украины, — «капиталов не скопила». Более того, Роговцева принадлежит к числу тех пенсионеров, которой на собственном опыте пришлось убедиться, как заботится государство о своих стариках: были времена — в середине 2000-х, когда она выживала на пенсию в $50 (плюс президентская стипендия — тогда она составляла около $30). «Если я завершаю работу, то мне придется жить на одну пенсию. У меня нет шикарной дачи. Нет драгоценностей. Но я от этого не страдаю. И вообще, в бедной стране стыдно быть богатым!». Сама Ада Николаевна живет по принципу: «Будет день — будет пища».

Глядя на вечную «комсомолку, спортсменку и красавицу» Наталью Варлей, сложно поверить, что звезде уже 64 года и она — пенсионерка. А пенсии в России тоже отнюдь негигантские (заслуженные получают 5000 рублей — около 1440 гривен). Потому, хотя «кавказская пленница» и не фанатка всеразличных тусовок, она, тем не менее, часто соглашается выступать на подобных мероприятиях. Как нам рассказали, за два часа «торговли именем» с обязательным исполнением песенки из гайдаевской комедии «Трутся медведи о земную ось», заслуженная артистка РСФСР берет около 3000 евро.

Еще одним хорошим «финансовым подспорьем» для актрисы стал процесс озвучивания в иностранных сериалах — собственно, только это и позволило Наталье выжить в нищие 1990-е. Суммы варьировались от ста и до нескольких тысяч долларов. А вот в кино Варлей давно уже не снимается — хотя зовут: «Имею силы и мужество отказываться от макулатуры: ни в клубничке, ни в прочих сериалах я не снимаюсь. Никакие деньги не стоят собственного уважения».

Один из самых известных актеров Литвы на просторах бывшего Союза, 74-летний Регимантас Адомайтис («Зеленый фургон»), на наш вопрос: «Довольны ли вы своей пенсией?» — ответил, как отрезал: «Раньше думал — уйду на пенсию, буду лежать на печи, ногой переключать кнопки телевизора. Ага — разбежался. Выживаю только благодаря гонорарам». В Литве власти несколько раз жестко урезали пенсии (особенно это коснулось работающих пенсионеров).

Теперь даже титулованный артист в среднем получает 764 лита (около 2515 гривен). «Снимаюсь и в сериалах, и в рекламе. Деньги-то нужны, — признается Адомайтис. — Правда, сейчас стало чуть полегче — дети подросли, уже сами зарабатывают. А нам с женой много и не надо. Просто в откровенной халтуре сниматься не хочется». При этом актер с горькой иронией вспоминает о своем советском «достатке»: «Я купил «Волгу» и построил дом в деревне. Вот и все наше богатство. Но тогда, при Союзе, это считалось много. Так что о миллионных сбережениях речь не идет. А те деньги, что были, как и у всех, сгорели».

Актриса Светлана Светличная снялась, пожалуй, в самой известной эротической сцене в советском кинематографе — в «Бриллиантовой руке», — где ее героиня соблазняет пьяного героя Юрия Никулина. Сегодня «невиноватой» — 71 год. «Как я зарабатываю на жизнь? Мне очень помогает Гильдия актеров кино России. Они, вдобавок копеечной пенсии, ежемесячно выплачивают мне 5000 рублей (1440 грн.) пособия. Где-то столько же я получаю за то, что снимаюсь в различных ТВ-передачах, участвую в фотопроектах, устраиваю творческие вечера. Это помогает мне оставаться на плаву».

При этом, как призналась нам актриса, дорога в театр для нее закрыта — не позволяет здоровье. Мол, на сцене актеры буквально «сжигают себя изнутри», а самой Светличной на это уже не хватает сил. Что касается кино, то ее «пока никто туда не зовет, но я бы сыграла — это я могу». Что касается различных кинофестивалей, на красных дорожках которых так любит «светиться» Светличная, то как раз они для нее не средство заработка: «Там я просто чувствую обожание зрителя».

Наш главный театральный бравый солдат Швейк 54-летний актер Богдан Бенюк считает, что пенсии бояться не надо. «Вы поймите, если актер востребован, то его пенсионный возраст автоматически отодвигается на много лет. То есть, если ему «стукнуло» 60, то это вовсе не значит, что все — пора закатывать прощальный банкет, паковать вещи и идти на покой. У нас ведь все не как у людей: артист, если он в твердом уме и памяти, не забывает свои реплики, руки-ноги у него работают, может играть на сцене хоть до 80 лет! — уверен Богдан Михайлович. — Конечно, кто-то может подстраховаться, открыть свой бизнес. Это — вариант, хоть какая-то уверенность в завтрашнем дне.

А вообще, лично я вижу один простой способ помогать пожилым актерам, которые по разным причинам так и не достигли широкой известности. Им просто нужно давать работу — не отпускать из родных театров. Во-первых, он сможет заработать немного. А во-вторых, актер, как бы это банально ни звучало, живет до тех пор, пока ему дают играть. Забери у него сцену — и он быстро угаснет».

Секс-символ советского кинематографа и звезда картины «Офицеры» 77-летний Василий Лановой по-прежнему востребован. Правда не в кино, где свою последнюю роль он сыграл два года назад, а на «заказниках». Чаще всего Василия Семеновича просят почитать стихи (в молодости он этим искусством покорил не одно впечатлительное девичье сердце). Читает актер как классику — главы из «Евгения Онегина», так и советскую поэзию — Есенина, Маяковского.

Читает, как водится, не из любви к искусству, а за деньги. Так, за возможность лицезреть и послушать актера на каком-то, скажем, корпоративе нужно раскошелиться на $2500! Ну, а если вечеринка запланирована не в белокаменной, то актер согласится посетить ее лишь за вознаграждение в $5000. При этом сам актер не любит распространяться на тему своей пенсии (известно лишь, что она до обидного ничтожна), философски отмечая: «Нет смысла обижаться на свою страну за размер пенсии. Я понимаю, в какое положение попала она после 1991 года. И то, что она выжила, ей уже за это спасибо».

Звезду польского кино 66-летнего Даниэля Ольбрыхского часто называют «самым известным актером поляком» на территории СНГ, а еще он большой друг нашего Богдана Ступки. За его плечами «Сибирский цирюльник» и «Турецкий гамбит» — всего у Даниэля около 140 работ в кино, общий трудовой стаж в киноиндустрии — более 40 лет. Что и было оценено «благодарным» правительством Польши аж в $125 пенсии.

«Должен признать, что моя пенсия стала для меня большим сюрпризом, — горько улыбается Ольбрыхский. — Оказывается, что все, что я сделал в кино за долгие годы, на ее сумму ни коим образом не влияют. Потому, если я не хочу жить впроголодь, у меня есть только один выход: сниматься, сниматься и еще раз сниматься в кино. К счастью, у меня нет проблем с предложениями. Я снимаюсь по всему миру: во Франции, в России, у себя дома — в родной Польше. Правда, к моей досаде, снимают меня все больше такие же старики, как и я сам. Молодым режиссерам — по крайней мере польским, я уже не нужен».

Пожилая звезда «Основного инстинкта» Майкл Дуглас переживает сейчас не лучшие времена: «Мне 66 — я старею и, кроме того, у меня рак, с которым я борюсь вот уже больше года». Единственное, что его радует: «По крайне мере, я никогда не переживаю из-за денег: а хватит ли мне еще на один укол?!». Что-что, а «зелени» у актера действительно с избытком. Еще бы! Он зарабатывает за один фильм $5 миллионов.

Но дело не только в этом, а в том, что в Голливуде актер защищен, как ни в одной стране мира. Так, если советский работник экрана за фильм получал лишь положенную ему ставку и больше ничего (имеется ввиду исполнитель главной роли), а всю выручку от проката государство присваивало себе, то на Фабрике грез, актер берет не только гонорар, но и проценты от проката. К примеру, за роль в «Инстинкте» Дуглас заработал $15 000, а в последующие годы — на одних лишь процентах — добавил в свою копилку еще $10 млн. Не мудрено, что положенные ему пенсионные 2970 долларов он всегда отправлял на благотворительные нужды.

Российская гильдия актеров появилась в конце 1980-х — как раз когда постгорбачевская эпоха особенно ударила по кинематографистам. Первая помощь актерам осуществлялась дедовскими методами: для того, чтобы у Георгия Миллера (Баба Яга из сказок Роу) и Владимира Дружинникова («Сказания о земле сибирской») было что на стол поставить, просто пустили шапку по кругу. Каждый давал сколько мог: кто десятку, а кто и полтинник. По словам вице-президента гильдии Александра Голобородько, в Доме кино (офис гильдии) всегда были еда и одежда: «Договаривались с домами мод, и они отдавали свои списанные коллекции». Даже в безденежные 1990-е, гильдия за свой счет смогла похоронить нашего земляка — актера Борислава Брондукова («Афоня»), на которого в Украине просто не обращали внимания (хотя все знали, что актер тяжело болен и что пенсия у него копеечная). На сегодняшний день гильдия осуществляет поддержку: организован фонд помощи, из которого самым нуждающимся актерам выплачивают денежные дотации (средства поступают от меценатов, среди которых много актеров — Анастасия Вертинская, к примеру, за свой счет кормит около 25 артистов, многие просто отдают десятую часть своих гонораров). Актерам оказывают бесплатную юридическую помощь. Имеется комиссия по социальным вопросам, которая договаривается с лечебными учреждениями, «выбивая» из них солидные скидки для своих подопечных. За свой счет гильдия вывозит стариков на отдых — не на юга, но в пансионаты, где стариков ожидает регулярное питание, врачебный осмотр и чистый воздух. Помогают с продуктами. Делают «сладкие» подарки на Пасху и Новый год. Но не стоит думать, что в гильдии все так распрекрасно, — к примеру, их с завидной регулярностью пытаются выселить из малюсенького помещения, занимаемого в Доме кино. Ну а постоянные перебои с денежными потоками в «казну» гильдии стали вообще обычным делом.

Впрочем, у нас дела обстоят еще «интереснее». Вот, что нам рассказал глава Национального союза кинематорграфистов Украины Сергей Трымбач: «Если, актеру, допустим, требуются средства на операцию, то мы можем выделить ему некоторую сумму. Не всю — часть. Если ему надо 30—40 тысяч, то мы можем выделить 5—8 тысяч. Решение «давать деньги или не давать» принимает специальная социальная комиссия». На вопрос: «Существуют ли какие-то денежные прибавки к пенсиям?» последовал такой ответ: «К сожалению, их нет. Единственное, мы также принимаем решение, кого можно представить на президентскую стипендию (1000 грн. — Авт.), и на кабминовскую, правда, она ничтожна — что-то около 130 грн.». Когда мы поинтересовались, чем еще союз может помочь своим подопечным, то услышали: «Мы берем на себя все расходы, связанные с похоронами».

Можно долго скулить по поводу «кто виноват», что наши артисты получают не деньги, а подачки, но лучше просто действовать. Благо варианты есть. Их, кстати, предлагают сами актеры. Во-первых, стоит пересмотреть авторские права: сегодня от проката и повторных показов картин процент получают только режиссер и сценарист, но не актер. Во-вторых, при начислении пенсий стоит учитывать не только звания, но и победы в фестивалях, конкурсах (особенно международных). В-третьих, создать актерский профсоюз, способный добиться отчисления от бюджетов фильмов и фестивалей в пенсионный фонд артистов. А то кинофестивалей у нас много, а пользы от них — ноль. Так, тусуются только.

Алекс Панченко

Добавить коментарий
Войти через:
Логин
Пароль
Забыли пароль? | Регистрация