Кривой Рог новости
Медицинская реформа существует только на бумаге
27.08.2011 12:27 | Здоровье

Медицинская реформа существует только на бумаге

Нынешняя власть на всех уровнях берется за реформирование здравоохранения. В соответствии с указом президента, она рассчитана до 2020 года, а пилотными регионами ее начального этапа выбраны Винницкая, Днепропетровская, Донецкая области и город Киев. Реформаторы планируют отработать на практике то, что пока существует на бумаге, хоть и гербовой.

Необходимость реформы признают все. Однако не все, и врачи в том числе, приветствуют ее в том виде, в каком она предложена. Например, врачи 4-й городской поликлиники, обратившиеся с письмом к «Вестнику», считают, что для реформы нет главного — четкого финансового и материального обеспечения, ясности в организации лечебного процесса «по-новому», достаточной и своевременной информации об этапах самой реформы. Как говорят медики, у них сегодня больше вопросов, чем им дают ответов в управлении здравоохранения горисполкома.

Точки над «і» попытался расставить глава медицинского ведомства города Александр СВЕТЛОВСКИЙ на пресс-конференции в минувший вторник. Тем самым, как он сказал, «мы начинаем информационную кампанию». Если говорить кратко, то с января будущего года планируется существенно изменить организацию первичной медицинской помощи, которую сегодня жителям оказывают участковые службы в поликлиниках. Планируется в каждом районе создать по одному Центру первичной медико-санитарной помощи (ЦПМСП). Каждый такой центр будет иметь от двух до шести амбулаторий. Вот в них-то и будут работать не терапевты и узкие специалисты, как сейчас в поликлиниках, а семейные врачи.

Глава медицинского ведомства города Александр СВЕТЛОВСКИЙ.
Глава медицинского ведомства города Александр СВЕТЛОВСКИЙ.
 

По мнению реформаторов, благодаря созданию при каждом ЦПМСП амбулаторий семейной медицины доступность медицинской помощи для криворожан значительно улучшится. А сами эти структурные подразделения «должны стать трамплином для перехода к системе семейной медицины». На первом этапе функции семейного врача будут выполнять работники ЦПМСП, которые впоследствии должны переквалифицироваться в семейных врачей — специалистов широкого профиля.

При этом начальник горздрава признает, что семейные врачи завтра не появятся — их вузы почти не готовят. Выход он видит в реформе высшего образования, переориентации медицинских вузов на выпуск семейных врачей по государственному заказу. Параллельный вариант — переобучение специалистов поликлиник за счет бюджета.

А как быть врачам нынешних поликлиник до того, как их переучат?

«На сегодня эта система предусматривает наличие семейного врача, но его нет, — говорит Александр Светловский. — Для этого дается переходный период до 2020 года. А пока его функции будем выполнять методом бригадного подряда. Вместо одного семейного врача пациента будут принимать терапевт и педиатр. Когда придет семейный врач, мы терапевту предложим подвинуться. Но до того он и сам уйдет на пенсию».

В Кривом Роге на одного участкового терапевта приходится 1800 пациентов. «Закладывается норма: на 1200 населения — один семейный врач. Но этого не произойдет в один день и в один год. Не хватает врачей», — признает Александр Светловский. При этом главный медик города вину за то, что молодежь не идет в медицину, возлагает на журналистов: мол, подрывают престиж профессии своими публикациями. В то же время, в Минздраве считают, что «основными причинами кадрового дефицита остаются низкая заработная плата, естественное движение населения (5%), снижение престижа профессии, изменение профессии, выход на пенсию». Процент укомплектованности учреждений здравоохранения Украины врачами составляет 80,7%, а каждый четвертый из них — работающий пенсионер.

Заведующая терапевтическим отделением 4-й поликлиники Татьяна АВРАМЕНКО.
Заведующая терапевтическим отделением 4-й поликлиники Татьяна АВРАМЕНКО.
 

Преклонный возраст практикующих терапевтов, которых хотят переквалифицировать в семейных врачей, может стать реальным препятствием для этого. Об этом говорит заведующая терапевтическим отделением 4-й поликлиники Татьяна АВРАМЕНКО: «Я не против того, что наши терапевты будут переучиваться. Но хорошая усвояемость мозга у человека наблюдается до 45-летнего возраста. Пожилые новому вряд ли научатся, а свое забудут. Это объективно. В моей поликлинике лишь три человека в возрасте до 50 лет. Мне уже 55, остальным 60 и более».

В ходе реформы планируется организовать единое медицинское пространство. «Независимо от того, где человек работает, он является жителем города и должен обслуживаться по месту жительства, а не в ведомственной или заводской поликлинике», — объясняет такой шаг Александр Светловский. И добавляет, что уже «внесено предложение об упразднении ведомственной медицины».

В первичной помощи нуждается 75% больных, а тратится на это лишь 10% от общего финансирования (мировой стандарт 25-30%). При этом 75-80% тратится на содержание отрасли: это заработная плата, энергоносители и другое. А потому на лечение больного в поликлинике остается 4 копейки (на одно посещение) и 5,6 грн. на один койко-день в стационаре.

«Нужно перейти на прямое финансирование первичной помощи, — говорит Александр Светловский. — Это значит, что деньги надо дать не через больницу, а напрямую участковой службе — терапевтам, гинекологам, педиатрам. Поэтому первичная помощь (участковая служба) будет выделена как юридическое лицо, со своим расчетным счетом. Теперь это будет центр первичной медико-санитарной помощи».

При этом территориальное расположение медицинских заведений не изменяется. Все работники остаются на своих рабочих местах и продолжат оказывать помощь населению.

Как говорит Александр Арсентьевич, меняется только вывеска учреждения. Начиная с 2012 года, по утверждению главного медика города, будет увеличиваться финансирование первичной помощи до 34,8%, в проект бюджета уже заложено 238 миллионов гривень. Благодаря этому планируется обеспеченность одного посещения больного повысить до 3 гривень, а один вызов на дом — до 4 гривень.

Для того, чтобы сделать посещаемость врачей широкого профиля удобнее, пункты семейной медицины в нашем городе планируется децентрализовать. Житель многоэтажки, по словам начальника горздрава, сможет получить первичную медицинскую помощь или консультацию на первом этаже собственного или одного из соседних домов, не тратя время на дорогу к поликлинике. Для этого в Кривом Роге помещения на первых этажах домов, не имеющие своих владельцев, резервируются для нужд управления здравоохранения.

В общем, через девять лет семейный врач будет чуть ли не в каждом дворе. Однако сегодня, по той же статистике Минздрава, потребность во врачах по специальности «общая практика — семейная медицина» с учетом необходимой оптимизации сети лечебно-профилактических учреждений первичного звена составляет 32 тысячи 978 человек (в пилотных регионах – 8 457 человек).

Практикующие врачи считают, что реформу начали без соответствующей подготовки.

— Любая реформа предусматривает сначала работу государства, — высказывает свое мнение Татьяна Авраменко. — Оно должно обеспечить материальную базу, финансы, штаты, транспорт. Даже если сегодня к нам придет семейный врач, то условий для его работы нет. Для него должно быть несколько кабинетов. В одном он работает с документацией, другой кабинет — гинекологический, третий — ЛОР, и еще кабинет окулиста. Площади, скажем, в нашей 4-й поликлинике есть, но нет соответствующего оборудования. Его-то и должно предоставить государство или местная власть.

Сегодня семейные врачи и другие выпускники идут в бизнес, продолжает заведующая отделением. А потом приходят в поликлинику рекламировать препараты. «Они уже не медики, а бизнес-фармацевты», — говорит она.

— Нет ничего более непонятного, чем здоровье человека, — продолжает Татьяна Авраменко. — Приказ издан, но я не стану в одночасье специалистом широкого профиля. Сегодня я могу направить пациента к кардиологу, ЛОР-врачу, другому узкому специалисту. А с января я должна буду это делать сама, пока не появится дипломированный семейный врач. Кто будет нести ответственность за врачебные ошибки, мои в том числе? Ответа на этот вопрос пока нет.

Нет ответов и на другие вопросы, которые задают практикующие врачи. А незнание порождает домыслы. О том, например, что врачи опасаются за свои места. Но этого опасаются все, кого в нашей стране касается какая-нибудь правительственная реформа.

А если более серьезно, то, например, как быть с правом пациента выбирать себе врача, если он, пациент, закреплен за конкретной амбулаторией?

— И у хорошего специалиста, и у нерадивого, от которого пациенты бегут к хорошему, ставка одинаковая, — размышляет Татьяна Авраменко. — Нерадивый просидит день в кабинете и получит те же деньги, что и его коллеги, поработавшие вместо него, так? За что будет страдать, переутомляться хороший врач? Ответа мы пока не услышали. Получается уравниловка. Возможно, планируется наказывать врачей за то, что они направляют на обследование больше, чем это предусмотрено «планом». А у того, кто никого никуда не направляет, больные будут потихоньку умирать, а он как бы ни при чем. Думающего, сомневающегося и работающего врача будут наказывать именно за то, что он думает, сомневается, работает?

Кстати, не ясен вопрос и с обследованиями, на которые, по словам Светловского, семейный врач при необходимости будет направлять своих пациентов.

— Куда направлять на обследование? — спрашивает завотделением. — В частную клинику, где дорого? Это тоже вопрос. В наш городской диагностический центр? Его просто перегрузят. Уже сегодня просят: «Не присылайте так много!» Неясно также, смогу ли я направлять пациентов на обследование еще куда-то, кроме центров специализированной (вторичной) медицинской помощи. А если я вижу, что надо в Днепропетровск, в Киев, как это было до сих пор? Тоже нет ответа. Хорошо, мы к новому году переучимся. А аппаратуру и все остальное нам предоставят?

О заработной плате семейного врача нынешние терапевты тоже не спрашивают. Потому что вместо ответа все равно получат обещание ее, как всегда, повысить. А вот об обеспечении амбулаторий и ЦПМСП беспокоятся. Кое-кто считает, что вначале следовало в рамках пилотного проекта компьютеризировать медицинские учреждения. Например, приехал человек из другого города, заболел. По его фамилии или по идентификационному коду находят в базе данных историю болезни и видят, что, например, ему можно колоть, а чего нельзя. И такие программы, как и опыт их применения, есть на «Азовстали». И врач не листает том с историей болезни, а сверяется с данными компьютера.

А вот главный медик города говорил на пресс-конференции лишь об оснащении центров вторичной помощи. Это, разумеется, архиважно, чтобы и операцию сделать, и выходить больного. А семейный врач, приближенный к жителям, будет по-прежнему пользоваться стетоскопом и авторучкой, определяя недуги своих пациентов?

Журналисты, кажется, правильно восприняли просьбу-пожелание начальника горздрава: «Давайте вместе престиж профессии повышать. При этом я согласен, что грязи на наших халатах предостаточно. Но у меня просьба: показывайте и что-то хорошее, светлое». При всем уважении к людям в белых халатах следует заметить, что их престиж зависит не от количества критических или хвалебных публикаций. Скорее, от условий, в которые их ставит власть и начальство. И от них самих. Что же касается реформы, то здесь трудно не согласиться с Татьяной Авраменко: «Вывод: реформа нужна. Но она, на мой взгляд, не с той стороны начата». И престиж профессии здесь ни при чем.

"Вестник Кривбасса"  Олег Павлов

Добавить коментарий
Войти через:
Логин
Пароль
Забыли пароль? | Регистрация