Кривой Рог новости
Жители Кривого Рога узнают разницу между "неотложкой" и экстренной медпомощью
04.09.2011 10:13 | Здоровье

Жители Кривого Рога узнают разницу между "неотложкой" и экстренной медпомощью

Скорая помощь Кривого Рога укладывается во временной стандарт прибытия по вызову — 10 минут. Об этом на недавнем заседании горисполкома по вопросу работы скорой помощи отрапортовал начальник горздрава Александр СВЕТЛОВСКИЙ. Но у него нашлось немало оппонентов, которые, по словам самого Александра Арсентьевича, «сделали его брехуном». Сам же главный чиновник городского здравоохранения в долгу не остался и решил выставить своих оппонентов дураками. Далекие, мол, люди, не понимают, что экстренная и неотложная помощь — это, как говорят в Одессе, две большие разницы…

Через 10 минут, дескать, обязана приехать только экстренная медицинская помощь. А вот ждать в течение часа неотложку — вполне нормально. Правда, откуда было знать обыкновенным жителям города такие медицинские тонкости, как разделение вызовов скорой помощи на экстренные и неотложные? Хотя теперь узнать придется. Потому как в свете предстоящего реформирования медицины это разделение должно состояться в реальности, а не только в статистической отчетности да светлых умах чиновников от медицины. Вот что по этому поводу на специально созванной пресс-конференции рассказал новый-старый главный врач скорой помощи Анатолий БИЕВСКИЙ:

— Предлагается провести разделение функций, чтобы скорая осуществляла только экстренные вызовы, то есть, выезды на место случаев, где предполагается состояние, представляющее угрозу жизни. Например, человек посинел; судороги; потерял сознание; упал с высоты; пострадал в ДТП; привалило деревом; острая боль в животе; сильно печет грудь… Это действительно состояния, требующие экстренного вмешательства, потому что время идет не на часы, а на минуты. И именно на срочные вызовы раньше был нормативным 15-минутный доезд, а сейчас, после 370-го приказа от 2009-го года, установлен 10-минутный в городах и 20-минутный — в селах (вместо прежних 30-ти).

— А что же такое неотложная помощь? — продолжил просвещать журналистов Анатолий Биевский. — Транспортировка по направлению участкового врача в больницу. Если больной по состоянию здоровья добраться не может. Это срочный вызов? Нет. Болит спина, рука, сустав, голова. Просто головная боль, не сопровождающаяся ни помрачением сознания, ни тошнотой-рвотой. Еще одна распространенная причина вызовов — температура. Если 40, 40,5 — это экстренный вызов. Если 38-39 — принимаете парацетамол и ждете неотложку.

По словам Анатолия Биевского, в 90-е годы в нашем городе это уже было: наряду со скорой функционировала служба неотложной медицинской помощи, но «по разным причинам» свое существование она прекратила. В 2004-м году, по его словам, решением городской власти функции неотложки были возложены на скорую помощь.

Так что нынешнее реформирование медицины в разрезе скорой помощи не содержит в себе ничего принципиально нового. Разница лишь в том, что после разделения функций в состав Станции скорой помощи Кривого Рога, которая будет подчинена областному Центру медицины катастроф, войдут отделения скорой помощи Криворожского, Широковского, Апостоловского, Софиевского и южной части Пятихатского районов. Предположительно это произойдет с началом 2012 года.

— Сам факт сбрасывания со скорой помощи несвойственных ей функций, — считает Анатолий Биевский, — вызовет у населения определенный психологический дискомфорт. Поэтому до перехода на новую модель работы населению через СМИ будут доведены все поводы и причины, по которым следует обращаться в службу экстренной помощи, по которым — вызывать неотложку. Я все-таки надеюсь, что постепенно, мягко, без перегибов разделение скорой и неотложной помощи произойдет. И мы будем ездить действительно на срочные вызовы, связанные с угрозой жизни. Соответственно, и нагрузка на бригады уменьшится, мы не станем распыляться, будем выезжать вовремя. Если перелом или укус — нужна экстренная помощь. Если нужно выполнить назначения врача онкобольному человеку — неотложка. Но куда бы житель города ни позвонил, в течение минутного опроса опытный диспетчер определит, в какой именно помощи тот нуждается, и если нужно — переадресует вызов.

Спору нет, в теории с разделением скорой помощи вроде все понятно. Вопрос лишь в том, исчерпали ли себя «разные причины» или усугубились? Ведь службу неотложной медицинской помощи предстоит создать и обеспечить необходимыми ресурсами. Как и для скорой, для пунктов неотложки нужны медработники, транспорт, диспетчерские и связь.

Предполагается, что пункты неотложной помощи будут созданы в семи Центрах первичной медико-санитарной помощи, которые появятся на базе существующих больниц и которым будет подчинена сеть амбулаторий (нынешних поликлиник). Сохранится ли в экстренных и неотложных случаях единый телефонный номер вызова медицинской помощи 103, или в каждом районе будет свой номер вызова неотложки, определенно сказать пока никто не может, но вряд ли стоит ожидать проблем именно с этим.

Своим видением работы неотложки поделился и начальник горздрава Александр Светловский, созвав пресс-конференцию на тему реформирования медицины.

— Мы предполагаем, что пункты неотложной медицинской помощи будут работать при Центрах первичной медико-санитарной помощи с 8-ми до 8-ми. А с 8-ми вечера и до утра будет дежурить машина с врачом неотложной помощи, который и будет обслуживать все состояния, не связанные с угрозой жизни. Здесь нет и никогда не было 10-минутного норматива на доезд. Это состояния, которые обязательно будут обслужены, но в порядке очереди, по мере поступления. Сюда же отойдет и обслуживание онкобольных, которым на дому делаются уколы наркотиков. На следующий год для обслуживания на дому мы закладываем в бюджет средства из расчета 4 гривни на 1 посещение, — сказал он, имея в виду то, что на сегодня неотложная медицинская помощь не получает целевого финансирования, а на одно посещение поликлиники приходится 4 бюджетных копейки.

— Человек имеет право плохо себя почувствовать и в 2 часа ночи. Он набирает не скорую, а неотложку, — рисует картинку Александр Светловский. — К нему приезжает врач, обслуживающий этот район, знающий людей, а не фельдшер или врач скорой, который видит пациента впервые. Если понадобится госпитализация, он вызовет скорую: функция транспортировки в стационары останется за ней.

Однако рассказать в подробностях, будут ли и в каком количестве машины неотложной помощи работать при каждом Центре первичной медико-санитарной помощи или при каждой подчиненной им амбулатории, начальник горздрава пока не смог. Мол, сейчас просчитываются и штаты, и потребность в транспорте. По мнению Александра Светловского, для работы неотложной медицинской помощи вполне сгодятся отечественные «Таврии».

Только не забуксует ли реформа в очередной раз из-за того, что денно и нощно ездить в них будет просто некому? Ведь и при сегодняшнем режиме работы участковых терапевтов и педиатров катастрофически не хватает. Что же касается стимулов в виде повышения зарплаты, то пока они имеют форму обещаний, и то весьма неконкретных. Хотя начальник горздрава считает эту проблему второстепенной. Главная, по его мнению, беда медицины в том, что престиж профессии медика опустили… журналисты.

— Особенно в предвыборные кампании медицина становится расходным материалом, им ноги вытирают все, кому не лень. Это не способствует тому, чтобы молодые люди шли в мединституты. Сейчас больше в судьи идут, — сказал он. — Грязи на наших халатах предостаточно, но есть и что-то хорошее.

Свое видение причин кадрового коллапса в медицине высказал и Анатолий Биевский:

— Как минимум за последние 10 лет на Станцию скорой медпомощи не пришел ни один врач. Почему не идут? Потому что тяжело, не престижно, очень ответственно. К сожалению, и оплата… Что у врача, что у фельдшера — 1000-1100. У нас на 181 штатную единицу врача имеется 70 физических лиц, из них около 20-ти человек — предпенсионного возраста, — сказал он.

— А, может, не идут еще и потому, что с той мизерной зарплаты они вынуждены сдавать деньги на ремонты, в эпидемию гриппа вакцинироваться за свой счет, с них принудительно высчитывают за коммунальные услуги, которых они не получают, за подписку на «Червоний гірник»… — поделился соображениями «Вестник». Комментариев, по крайней мере, публичных, не последовало.

"Вестник Кривбасса"  Наталия Шишка

Добавить коментарий
Войти через:
Логин
Пароль
Забыли пароль? | Регистрация