Кривой Рог новости
Бизнес страсти по-криворожски
30.10.2011 10:30 | Бизнес

Бизнес страсти по-криворожски

Ни одно доброе, светлое и благое дело не остается безнаказанным. В справедливости данного афоризма не посчастливилось на собственном опыте убедиться простому предпринимателю из села Новополье, что на Криворожье, Виктору МАКСИМЕНКО. По своей событийной насыщенности — и, главное, непредсказуемости, — в последние три года жизнь этого человека может успешно конкурировать с сюжетами самых захватывающих детективов.

Проблемы для Виктора Максименко начались летом 2008-го года. Точнее, проблемы возникли у его коллеги — криворожского бизнесмена Алексея ТОЛМАЧЕВА, директора фирмы «Талекс Мебель», но впоследствии неприятности перекочевали с головы последнего на голову первого. Итак, в августе указанного года в прокуратуру Жовтневого района обратилось несколько человек, которые сообщили, что состояли в неофициальных трудовых отношениях с Толмачевым и наниматель задолжал им зарплату. По данному факту была проведена доследственная проверка, и когда факт подтвердился, в отношение Толмачева было возбуждено уголовное дело по части 1 статьи 172. В ходе следствия открылись факты, которые тянули уже на гораздо более серьезную статью. На мысль о том, что у этого человека есть секреты от налоговиков, следствие натолкнул тот факт, что предприятие Толмачева зарегистрировано по одному адресу, а фактически расположено по совершенно другому. Дальше — больше.

У следствия возникли серьезные основания подозревать Толмачева в сокрытии от налогообложения крупных доходов. В ходе санкционированного судом обыска из офиса его фирмы был изъят компьютер, покопавшись в котором, следователи нашли «черную бухгалтерию» Толмачева. Нашли и взялись за голову! Как выяснилось, будучи плательщиком единого налога, господин Толмачев развел такую бурную «подземную» деятельность, которая в цифровом эквиваленте исчислялась доходами в сотни тысяч гривень. По этому факту 2 сентября прокуратурой Жовтневого района Кривого Рога возбуждается уголовное дело по части 3 статьи 212. На все имущество Толмачева (это мебель, хранившаяся на его складе по фактическом адресу его предприятия на улице Совхозной, 1) налагается арест. Понимая, что запахло жареным, Толмачев переходит на нелегальное положение, а уже 11-го сентября его официально объявляют в розыск.

Людям, ранее работавшим у Алексея Толмачева и обратившимся в прокуратуру по факту невыплаты им зарплаты, следователь прокуратуры Гандзюк предложил найти предпринимателя, который бы согласился взять на хранение арестованную мебель Толмачева. Так было нужно, чтобы после соответствующего решения суда и ее реализации выплатить обманутым работникам причитающиеся им деньги. И такой предприниматель был найден. Им-то и оказался односельчанин заявителей Виктор Максименко. Его пригласили в прокуратуру и предложили разместить на своем складе мебель до ее реализации, а после продажи конфиската Виктор Максименко должен был получить за хранение оплату. По доброте душевной Максименко соглашается помочь своим односельчанам, государству и немного заработать.

Максименко в сопровождении следователя Гандзюка отправляется на охраняемый склад Толмачева (последний, напомним, в это время скрывается от следствия).

Итак, следователь предлагает подписать Максименко расписку о сохранности имущества, которое будет перевезено со склада на Совхозной на склад в Новополье. И вот здесь-то душевная простота и доверчивость не привыкшего к таким подвохам предпринимателя сыграла с ним злую шутку. Дело в том, что описи подлежали лишь ящики, которые уезжали на склад в Новополье. Что же касается всей остальной мебели, хранившейся на складе Толмачева, инвентаризировать ее не стали. В результате мебелью было загружено три длинномера, однако Максименко не рассчитал свои скромные силы: мебели оказалось так много, что на сельском складе она не могла поместиться, и предпринимателю пришлось арендовать склад на бывшей Криворожской шерстепрядильной фабрике. К слову, там в срочном порядке был сделан ремонт за деньги, которые Максименко взял в кредит в банке.

Когда последняя из трех машин разгрузилась на складе ШПФ, произошло непредвиденное: из прокуратуры поступил сигнал о том, что отгрузка мебели временно прекращается. А дальше происходят и вовсе удивительные вещи. Несмотря на имеющиеся в распоряжении следствия факты, обвинения с Толмачева снимаются, и на этом дело затихает.

Однако для Максименко только начинаются проблемы. Согласно выданной следователю расписке, он, Максименко, получил на хранение ВСЕ (!) имущество, а не только то, которое успел перевезти к себе на склад. Это означает, что он теперь несет ответственность даже за ту мебель, которой и в глаза никогда не видел!

В таких волнениях проходит целый год, пока, наконец, Максименко не вызывают в прокуратуру. Там его ждет знакомый уже следователь Гандзюк и вернувшийся из подполья Алексей Толмачев. Они все вместе садятся в машину последнего и направляются на склад, где Максименко и Гандзюка ждет сюрприз. Склад оказывается пуст! При этой немой сцене присутствует также несколько предпринимателей, которые, как оказалось, давали Толмачеву на хранение свою мебель. И вот тут-то Толмачев и обвиняет Максименко в том, что это именно он обчистил склад! Виктор Максименко пытается объяснить, что он никогда не имел даже доступа на утыканную камерами и охраной территорию, и, тем не менее, 15 сентября 2009-го года все та же Жовтневая районная прокуратура возбуждает в отношение Максименко дело по части 1 статьи 388, — сокрытие имущества, на которое наложен арест. Парадокс данного обвинения состоял в том, что в постановлении о его возбуждении даже не была указана стоимость и количество товара, на который накладывался арест! (Как мы помним, мебель, остававшаяся в боксе Толмачева, не описывалась.)

Следствие по данному делу ведется до марта 2010 года, когда оно с треском рассыпается после того, как Днепропетровский областной суд признает незаконным его возбуждение.

В этот момент вокруг Максименко начинают происходить таинственные вещи. В частности, неожиданно сотрудником следственного управления прокуратуры Днепропетровской области Клименко возбуждается в отношении предпринимателя новое дело по гораздо более серьезной статье — присвоение имущества в особо крупных размерах. Удивительно, в обвинении указывается даже сумма, на которую Максименко «украл» мебели — 1 миллион 273 тысячи гривень! Откуда возникла эта цифра, остается только гадать, ведь на момент опломбировки склада с мебелью имущество не то что не оценивали, — даже не инвентаризировали. Поэтому остается лишь гадать, сколько именно мебели там хранилось и на какую сумму. Тем не менее, санкция данной статьи весьма сурова, и 8 апреля Максименко заключают под стражу в следственный изолятор, где он и находится до конца этого месяца, когда все тот же областной апелляционный суд выпускает его на подписку о невыезде.

Пока Максименко находится в СИЗО, господин Толмачев заметно активизируется и из разряда нарушителя закона переходит в разряд самого активного помощника правосудия. В частности, он вводит следствие в заблуждение, называя имена предпринимателей, через которых Максименко, якобы, продавал украденную у него мебель. Отметим, что большинство этих людей даже приблизительно не знают, кто такой Максименко, зато прекрасно знакомы с самим Толмачевым и, мягко говоря, не очень устраивают его как конкуренты.

Наконец, дело Максименко начинает слушаться в Дзержинском районном суде. Вот здесь-то и происходит кульминация сюжета, которую уже сейчас можно назвать началом конца господина Толмачева. И виноват в этом он сам.

Пока происходили описываемые выше события, Толмачев вернулся к своей предпринимательской деятельности — посредничеству в торговле мебелью. В результате ссоры он увольняет троих своих работников, которые, обидевшись, направляются прямиком к Максименко и предлагают дать показания против Толмачева. И не просто показания, — теперь в руках защиты Максименко настоящая бомба: экс-работнки Толмачева рассказывают адвокату Максименко все подробности исчезновения мебели со склада! Эти люди в деталях повествуют о том, когда, как и кто по распоряжению Толмачева вывозил мебель со склада и даже через какие магазины она потом реализовывалась! Адвокат записывает эти свидетельские показания на видео (чтобы людей потом в случае чего не запугали и не вынудили отказаться от своих слов), после чего предъявляет свидетелей на судебном заседании. Такого поворота событий присутствующий в зале Толмачев, понятно, не ожидает.

На этом, казалось бы, можно ставить точку: с Максименко необходимо снимать обвинения, а вместо него привлекать Толмачева, — за сокрытие доходов, заведомо ложное обвинение в преступлении и дачу ложных показаний. Но не тут-то было. Суд, получив даже такие стопудовые доказательства невиновности Максименко и вины его оппонента, тем не менее, пять раз (!) откладывает рассмотрение дела. Наконец, назначается дата судебного заседания — 3 ноября.

Виктор Максименко очень надеется, что ему вернут его честное имя. Хотя кто возместит этому человеку потраченное в этой нервотрепке и на тюремных нарах здоровье? Кто вернет ему мать, которая умерла, не выдержав постоянной тревоги за сына? Кто, наконец, должен компенсировать предпринимателю убытки, которые он понес за все это время, арендуя и ремонтируя склад, в котором хранилась чужая мебель? Очень хочется верить, что справедливость в этом деле все-таки восторжествует, и каждый получит по заслугам. Однако, как признается сам Виктор Максименко, он уже привык к самым неожиданным сюрпризам, поэтому не исключает возможности того, что виновным снова удастся избежать ответственности.

— Как бы там не сложилось, — говорит предприниматель, — сдаваться я не намерен. Я уже слишком много потерял, чтобы отступать. Я верю, что в жизни есть справедливость, и если за нее бороться, правда всегда будет на твоей стороне. Если по делу снова будет принято неправильное решение, я намерен обращаться лично к генеральному прокурору Украины с просьбой о помощи. Кроме того, я гарантирую, что мое дело получит самый широкий общественный резонанс в рамках всей страны, и для этого я намерен задействовать все медиаресурсы, — прессу, телевидение, интернет-издания. Мне скрывать нечего. Я хочу, чтобы мой случай стал примером того, на что способен даже один человек в борьбе с беспределом. И я уверен, что власть примет мою сторону. Для меня слова нашего президента Виктора Януковича о строительстве новой Украины — не пустой звук, и я верю, что только общими усилиями власти и бизнеса мы добьемся этой цели. И если не мы, то хотя бы наши дети будут жить в стране, где подобные случаи моим станут не нормой, а крайне редким исключением…

"Вестник Кривбасса"  Игорь Ефимов

Добавить коментарий
Похожие новости
Войти через:
Логин
Пароль
Забыли пароль? | Регистрация