Кривой Рог новости
Кривой Рог. Центр металлургии на пустотах
30.11.2011 10:05 | Общество

Кривой Рог. Центр металлургии на пустотах

На шахте им. Орджоникидзе (ОАО «Центральный горно-обогатительный комбинат», шахта по добыче руды, принадлежит Министерству промышленной политики Украины) проводились подрывные работы на глубине 447 метров. На время проведения взрывных работ технологический процесс добычи руды был остановлен. Людей в шахте не было.

В результате подрыва на поверхности образовался провал размером 800х500 м, глубиной до 100 м. Вследствие обрушения поверхности в провале оказались 4 автомобиля, в одном из которых находился водитель. В 10 ч. 53 мин. тело погибшего водителя было поднято на поверхность.

В результате взрыва частично повреждены здания шахты, дорога от шахты и линии газоснабжения, электроснабжения и водоснабжения поселка Горького, в котором проживает 2710 человек.

Журналист «Вечернего Луганска» отправился в Кривой Рог, чтобы на месте познакомиться с городом, который можно считать нашим «побратимом по катастрофам».

***

Помнится, когда у нас взрывались жилые дома и больницы, быстро возникающей, но медленно проходящей реакцией была конспирологическая. Возникали разнообразные «частные версии» произошедшего, в которых оказывались умышленно виновными все, от горисполкома до грузинских террористов, исключая, разве что, инопланетян.

В Кривом Роге пришлось столкнуться с тем же самым!

– Интересно, пишут, что вокруг никого не было, а на шахте проводились плановые работы. Это как понимать? Ещё и в воскресение? Мало того оцепили эту местность и не пускают никого, скрывают факты. Ездят с замерами радиации, дежурят скорые. Опять сокрытие фактов? Не странно ли, что погиб один человек, когда под землю ушло в выходной день несколько зданий, стоянка, пожарная часть и много другого. Нам хотят рассказать что по всей этой территории в жилом посёлке находился только 1 человек? Бред! Говорят, что стоянка и пожарная часть целы – ложь: они разрушены полностью, - говорят местные жители.

Проникнуть на место происшествия и увидеть все своими глазами не удалось. Там действительно стояло милицейское оцепление, все машины заворачивали. Но ведь находиться там – действительно рискованно. По прогнозу Научно-исследовательского горнорудного института в г. Кривой Рог, там возможна динамика дальнейшего развития зоны сдвига горного массива.

Гигантский провал площадью 16 гектар – не шуточное дело. Но у жителей Кривого Рога, вообще-то, должен быть уже иммунитет к такого рода «природным» явлениям. Это – не первое, не единственное и даже далеко не самое крупное!

***

Почему-то я был уверен, что Кривой Рог – город вроде нашего Алчевска, конечно, развитой и «промышленно насыщенный», но все же относительно небольшой. Первое подозрение в том, что я ошибся, закралось, когда мы ехали от железнодорожного вокзала уже полчаса по разбитой дороге, покрытой выщербленными бетонными плитами, и все никак не могли добраться до нужного района, хотя сказали, что он «недалеко» от вокзала. Дорога шла все прямо и прямо; по обе стороны от нее практически ничего не было – лишь редкие заправки, лесополосы, перекрестки и съезды, уводящие к каким-то далеким, едва ли не на горизонте расположенным жилым массивам.

– Мы за городом? – спросил я.

– Нет, мы в городе.

– Это окраина?

– Нет, это почти центр.

Первым «ударом» было то, что население Кривого Рога многочисленнее, чем население нашего областного центра! Здесь живет больше 800 тысяч человек! Вторым – причина того, почему окружающее пространство выглядит таким пустынным и малозаселенным: протяженность города с севера на юг – 120 километров.

Некоторые думают, что Киев большой. Особенно киевляне. «Как дойти до туда-то?» – «Дойти? Вы что, это очень далеко! Это 2 станции метро!». Частенько 2 станции метро – это 15 минут бодрым шагом. Весь исторический центр можно было бы уместить на ладошке, была б ладошка чуть побольше. От железнодорожного вокзала через ботсад Фомина до Бессарабской площади, через весь Хрещатик и до набережной Днепра – часовая прогулка. От вокзала же до западной оконечности города, сосновых лесов в Пуще-Водице и объездной дороги – полчаса на велосипеде.

Луганск с восточных кварталов до поселка Юбилейный в самом своем длинном и запутанном сечении – 20 километров, час с хвостиком на маршрутке или 40 минут на велосипеде.

От Луганска до Краснодона – 40 километров. До Северодонецка – 110.

Чтобы проехать с «восточных» до «южных» кварталов Кривого Рога – 120 километров.

***

Что же может размещаться на такой территории? – предвижу ваше недоумение, которое и сам испытал.

Во-первых, заводы, шахты и прочая промышленность.

Покрытые красной пылью кирпичные корпуса, наклонные коридоры конвейеров, цепляющие облака выщербленные трубы, унылые жилые здания, отвалы и громоздящиеся металлоконструкции: Кривой Рог – центр разработки Криворожского железорудного бассейна (кстати, я знал, что здесь проводится известный литфестиваль «Руді тексти», но не знал, отчего же они «Руді», т.е. рыжие. Теперь понял: они покрыты тонким слоем пыли с высоким содержанием оксида железа, которая тут, по-видимому, везде).

Во-вторых, конечно, странные, поражающие глаз и воображение преображения природы техногенного характера.

Как американцы считают, что по Москве ходят медведи в лаптях с балалайками, так жители Западной Украины уверены, что города Донбасса – это шахтные поселки. Что ж, можно для интереса устроить увлекательную игру: найди в Луганске террикон.

Вот в Донецке их найти легче. Город уже практически сомкнулся с Макеевкой, шахтерским городом, и я сам жил в доме на восточной окраине Донецка с видом на террикон.

В Кривом Роге шахты и горно-обогатительные комбинаты расположены действительно посреди города.

Правда, это «посреди города» довольно странное: идет дорожка в лесу, поднимается на холмик, выходит на открытое пространство. И тут небо застилает огромная извилистая гряда, все того же буро-красного цвета, угрюмая и морщинистая, изъеденная дождями – даже для нашего привычного вроде бы взгляда это выглядит подавляюще. Что уж говорить о «западенцях» – правда, в Кривой Рог они нечасто ездят. Чаще уж в Донецк, по программам культурного обмена.

Дорожка бежит дальше по полю, иногда то круто спускаясь на несколько метров, чтобы дальше продолжить совершенно пологий бег, то столь же круто поднимаясь.

– Такой степи я еще не видел. Что за странный рельеф? – недоумеваю я.

– А это не степь. Это Зона Обрушения.

«Зона обрушения» - написано и на длинных вереницах ржавых столбов, частично обрушенных, частично заросших уже кустами. Зона Обрушения представляет собой на карте длинную прерывистую ленту, тянущуюся вдоль доброй половины города. По карте никакого жилья здесь нет – все выкрашено зеленым: поля, посадки.

Странные уступы посреди степи – следы проседания почвы. Они сгладились и заросли травой, их края не различишь, если не знаешь, куда смотреть. А если знаешь – становится страшновато от того, что здесь происходило.

А можно найти и свежие. Куска тропы, по которой еще вчера проезжал, вдруг не стало. Кто украл тропу? Да вот она, десятью метрами ниже – лежит, как ни в чем не бывало. А поле покрылось чередой метровых «ступенек» с острыми краями и свежими срезами почв, как на картинке учебника ботаники.

А дальше виднеется провал. Ты видишь только его дальний край, отвесно уходящий вниз. Подбираешься все ближе и ближе и видишь весь больший кусок провала, но никак не видишь дна! – и на ровном месте начинает кружится голова… Наконец, лишь на самом краю уходящего вертикально вниз обрыва видишь далеко внизу крошечные зеленые деревья, как спички. Они упали вместе со слоем почвы и продолжили жить – хотя солнца им достается мало…

***

Кривой Рог – город таинственный, и таинственна в том числе его история. Например, никто не знает даже, отчего он так называется!

Основная масса документов по истории Кривого Рога (всего около полутора тонн весом), датируемые 1734-1761 годом, сгорели в 1941 году: автомобиль, который их вёз, попал под бомбёжку под Никополем. Академик Василий Зуев, посетивший эту местность в 1781 году, предположил, что название города означает «кривой мыс» по извилистому руслу реки Саксагань в месте её впадения в реку Ингулец. Но это лишь одна из версий; и еще ходят дюжины легенд…

В 1860 году Кривой Рог приобрёл статус местечка в составе Херсонской губернии. Основным населением города были евреи. С начала добычи железной руды в 1881 году город пережил экономический подъём, а его население стремительно увеличивалось. С этого периода этнический состав города меняется. В городе появляется много русских из Киевской, Курской, Орловской губерний.

Во время гражданской войны город был одним из центров анархистского движения под руководством легендарного Нестора Махно. В Великую Отечественную он долгое время был оккупирован немецкими войсками (15 августа 1941—1944) и в значительной степени разрушен, но вскоре восстановлен.

Что не удалось войне, с тем вполне справились Перестройка и Независимость. Многие предприятия города замерли, превратившись в странные декорации.

Хотя, может, природе региона это пошло только на пользу. Даже на сегодня Кривой Рог – лидер по загрязненности окружающей среды, опередив в этой нелегкой конкуренции Мариуполь, Бурштин и наш дорогой Луганск. В 2009 году здесь было выброшено 321,6 тыс. тонн вредных веществ, а в 2008 - почти 450 тыс. тонн.

Жители Кривого Рога любят жаловаться на экологию, на воздух и все прочее. Я заметил странный эффект: возле окраины карьера ни одного комара на тебя не сядет, хоть всю ночь сиди, а в 20 метрах от края их, как положено в этом году, тучи. А объясняют этот эффект радиацией.

Впрочем, обычная некипяченая водопроводная вода здесь мягкая, вкусная и сильно смахивает на наш «Голубой ключ» по 3 рубля бутылка.

***

А город, хоть и настоящий мегаполис, сильно смахивает на приуральскую деревню, где от одной улицы до другой – дневной переход по тайге. Здесь же можно путешествовать между любыми двумя пунктами, практически ни разу не выйдя в «город».

Летом кроворожцам хорошо: здесь очень много воды. Хотя Саксагань теряется где-то посреди города и ее продолжения мне не удалось найти ни по карте, ни в живую, но от нее остается зато несколько огромных водохранилищ.

А руду и другие породы здесь часто добывали открытым, карьерным способом. Теперь рядом с жилыми микрорайонами, многоэтажками, которые светятся ночью гирляндами огней – угрюмые отвесные гранитные скалы во много десятков метров высотой. А внизу – зеленая чашка воды.

– Почему зеленая? – спросил я, отфыркиваясь в приятной бодрящей воде.

– Потому что здесь под тобой метров 70 глубины, - ответили мне.

От такой статистики можно было утонуть.

Интересно, что этот карьер еще 10 лет назад был работающим. На его дне копошились медленные, размером с муравья экскаваторы. По винтовым дорогам вдоль склонов ползли вверх другие муравьи, за добрые полчаса подъема превращаясь из муравьев в огромные грохочущие нагруженные до верху КРАЗы. Потом машины ушли – и карьер начала заливать медленная, но бесконечная грунтовая вода.

Она прибывает постоянно. Импровизированный пляж, который представляет просто кусок карьерной дороги, уже к следующему году будет глубоко под водой, а новый пляж будет где-то выше по склону. На поверхности воды качаются бревна. Сперва я думал, что это какие-то упавшие сверху деревья. Но мне объяснили, что это – всплывшие из размытой почвы электрические столбы. Ведь под толщей воды внизу –рабочий поселок…

***

Может, мой рассказ кажется невероятным. Может, криворожцы сами бы не узнали в нем своего города. Но они-то к нему привыкли и не замечают сказок, среди которых живут. А свежему взгляду все прекрасно видно!

Виталий Дорофеев

Добавить коментарий
Войти через:
Логин
Пароль
Забыли пароль? | Регистрация