Кривой Рог новости
Как правоохранители детей защищают
29.01.2012 11:40 | Криминал

Как правоохранители детей защищают

Представьте себе такую ситуацию. По рынку идет ребенок. Зима. На ребенке новая красивая дорогая шубка. Вдруг к нему подходит взрослый мужик, снимает шубку и скрывается в толпе. Ребенок — в слезы. Подходит дядя Степа-милиционер. Возмущенные недавно увиденным, люди показывают, куда именно пошел этот негодяй с детской шубкой.

Дядя Степа идет следом. Но вот незадача. Негодяй уже успел продать тут же на рынке детскую одежду маме другого ребенка. Этот второй малыш уже успел надеть обновку и по-детски ей радуется. Ее мама выложила негодяю за шубу кругленькую сумму из семейного бюджета, и отдаленно не предполагая, что шубка краденная. А когда все прояснилось, она тут же уверенно показала милиционеру, в каком направлении скрылся продавец-негодяй.
 
Вопрос читателям: что должен сделать дядя Степа? По моему мнению, тут же пойти в указанном направлении, не теряя времени даром, попытаться задержать негодяя. Это мое адвокатское мнение. А вот у прокуроров может быть другое мнение. И к этому мнению недавно присоединился и судья Ингулецкого районного суда.
 
Не библейская притча
 
По этому прокурорскому мнению, дядя Степа должен снять шубку со второго ребенка, мать которого только что сполна заплатила за нее честно заработанные деньги, и отдать первому малышу-потерпевшему. А после этого с высоко поднятой головой удалиться в свою будку на окраине нашего умозрительного рынка. Права малыша восстановлены. Государство в лице дяди Степы встало на защиту обиженного ребенка. Быстро и эффективно защитило его права, приняло меры к розыску похищенного имущества и также быстро вернуло их малышу. Фото лица счастливого ребенка и дяди-милиционера, озаренные вспышкой магния, — на первую полосу «Червоного Гирника». Кто теперь посмеет упрекать милиционера Степу в том, что он зря ест хлеб налогоплательшиков?
 
А как же с негодяем-грабителем? А никак! А его никто не ищет! Дело закрыто. Как же так, возмутитесь вы, ведь он еще у кого-то точно также одежду снимет. А Степа вам не для протокола объяснит, что вот никак не мог он преследовать вора по горячим следам по ряду причин:
 
  1. У него как раз был обеденный перерыв.
  2. Вор мог оказаться вооруженным.
  3. Вор мог оказаться физически сильнее.
  4. Он, Степан, не дурак рисковать здоровьем за такую зарплату.
  5. Издалека, со спины, вор уж больно был похож на одного милиционера из областного центра.
 
Вот такая совсем не библейская притча. Хотя это не просто притча. Это наша реальность. Это иносказательное изложение фактов дела, которое мне пришлось вести.
 
А теперь о реальных фактах реального криворожско-днепропетровского дела. Пусть читатель сам решит, насколько они подходят под рассказанную выше притчу.
 
Как «добрые люди» Маше помогали
 
В Днепропетровске живет девочка Маша (все имена изменены). Маше не повезло с родителями. Отец — после отсидки, лишен родительских прав. Мама нигде не работает, пьет.
 
В квартире, где жила Маша и мама, случается пожар. Необходим ремонт. Денег у мамы нет и не предвидится. Маме «добрые люди» подсказывают: продать квартиру в областном центре и купить другую подешевле, но пригодную для жизни. Служба по делам детей Самарского райисполкома Днепропетровска, встав на защиту Маши, требует, чтобы новая квартира была оформлена на Машу.
 
«Добрые люди» находят квартиру на проспекте Южный в Кривом Роге. Сделка совершается, квартира в Днепропетровске продана, квартира на имя Маши в Кривом Роге куплена. И тут самое время вспомнить о сделке по обмену шила на мыло.
 
Первая квартира продавалась потому, что не было средств на ремонт и в ней без ремонта жить было нельзя. Но и вторая квартира в Кривом Роге также нуждалась в ремонте, там не было даже унитаза и раковины. И потом… А почему в Кривом Роге, где у машиной семьи не было никого из родственников и никаких дополнительных шансов на трудоустройство?
 
Что это за защита прав ребенка? Впоследствии мама будет утверждать, что денежную разницу ей те самые «добрые люди» так и не выплатили.
 
Короче говоря, квартира в областном центре ушла, а в Кривой Рог Маша так и не переехала, жила у школьной подруги. И вот туда приходит заместитель начальника Службы по защите детей Самарского района тов. Стахов (имя тоже изменено).
 
— Почему ребенок не живет во вновь купленной квартире, а ютится в чужой комнатушке без прописки?
 
Мама объясняет ситуацию в тех же выражениях, что и перед продажей сгоревшей квартиры: нет денег на ремонт.
 
Товарищ Стахов тоже не особо изобретателен. Он вновь, как и ранее «добрые люди», предлагает и даже требует под угрозой лишения родительских прав, чтобы мама продала новую квартиру в Кривом Роге и за вырученные деньги купила новое жилье. Обещает помощь в получении разрешение на такую продажу в исполкоме.
 
После этого к маме на иномарке приезжают двое граждан, которые представились Сашей и Сережей. В материалах прекращенного уголовного дела они так и фигурируют под этими, наверняка, вымышленными именами без фамилий. Из тех же материалов уголовного дела известно, что Саша и Сережа имели удостоверения работников милиции, что позволяло им не платить за парковку машины во время разъездов по делам продажи квартиры.
 
Из тех же материалов мы узнаем, что перед тем, как поехать оформлять продажу недвижимости к криворожскому нотариусу Борисенко, Саша с Сережей заехали в Самарский райисполком, оттуда вышел товарищ Стахов и дал им какую-то бумагу. И вот бумага с печатью Самарского исполкома ложится на стол нотариуса Борисенко. Это решение исполкома о даче согласия на продажу криворожской квартиры. Покупатель — криворожанка Валентина ГУЛЯКИНА. Недавно она стала бабушкой. У ее дочери родился ребенок. Семье дочери после рождения ребенка нужно новое жилье.
 
Квартира, в которую вложены все сбережения семьи, в ужасном состоянии. У родственников занимаются деньги на покупку стройматериалов. Все работы — своими руками. И вот через несколько месяцев жилье типа «а-ля бомж» превращается в уютную благоустроенную квартиру.
 
А пока делался ремонт, в Днепропетровске умирает от болезни Машина мама. Самарский исполком ищет опекуна. При этом выясняется, что Машина квартира в Кривом Роге продана по подложному решению исполкома о даче согласия на продажу. Оказывается, не было такого решения. Но как тогда на фиктивном решении оказалась печать исполкома?
 
Тогда же выясняется, что денег от продажи криворожской квартиры ни мама Маши, ни сама Маша не получали. Саша и Сережа дали маме Маши несколько тысяч гривень, остальное обещали «сбросить на карточку». До конца своей недолгой жизни мама бегала к банкомату — пришла какая-то тысяча и на том все. История повторилась.
 
И тут на сцене появляется «дядя Степа» — прокурор Ингулецкого района.
 
На страже интересов ребенка
 
Прокурор Ингулецкого района возбуждает уголовное дело по факту подделки решения Самарского исполкома и… тут же его прекращает. На каком основании? Во всем виновата Машина мама, это она подделала решение, она получила деньги и использовала их не в Машинных интересах. А поскольку основной «подозреваемый» умер, то и дело против него прекращению надлежит.
 
А как могла безработная, пьющая Машина мама получить доступ к гербовой печати Самарского исполкома? А кто такие Саша и Сережа? А какова во всем этом деле роль товарища Стахова, ах какого товарища! К тому времени, кстати, уволившегося из исполкома по собственному желанию? Ответов на эти вопросы никто не искал. Как древние скифы клали в могилу умершего все его имущество, так и тут прокуратура «положила» в гроб несчастной женщины (по словам ее знакомых, несмотря ни на что любившей своего ребенка до слез) все обвинения и все нераскрытые секреты этого дела. В надежде, что они вместе с телом будут отправлены в небытие — с глаз долой, из сердца вон.
 
Уголовное дело закрыли. Но тут же прокурор предъявил иск против Валентины Гулякиной в интересах маленькой Маши, оставшейся без квартиры. Когда выяснилось, что в спорной квартире уже живет и прописан новый ребенок — привлекли к участию в деле и его маму. Требование — забрать жилье у нового собственника, у его дочери и маленькой внучки и вернуть Маше.
 
Решением судьи Попова иск прокурора удовлетворен. Валентина Гулякина подала на него апелляцию, которая еще не рассмотрена.
 
Сашу и Сережу прокуроры по-прежнему искать не собираются. Можно только строить предположения о том, скольких еще таких «Машинных мам» за это время успели обобрать Саша и Сережа.
 
Товарища Стахова допросить с пристрастием тоже никто не планирует. За какие такие доходы сегодня существует этот бывший государственный служащий?
 
Одна только Валентина Гулякина «рассылает телеграммы» — требования о возбуждении уголовного дела. Одно такое требование было адресовано областной милиции. Саша и Сережа, похоже, их сотрудники. Областная шлет его криворожской, криворожская городская — той же ингулецкой районной прокуратуре. А Ингулецкая прокуратура сообщает, что дела этой категории расследует милиция и на этом ставит точку.
 
Сейчас в Бабушкинский районный суд областного центра Валентина Гулякина с дочерью подали жалобу на действия областного УВД. Суд решение еще не вынес.
 
По третьему разу?
 
Все изложенные выше факты отражены в материалах двух дел: прекращенного уголовного и гражданского. А теперь, читатель, вспомним о нашей притче, с которой мы начали разговор о том, как у нас поставлено дело о защите прав детей. Так как должен был повести себя в той ситуации дядя Степа-милиционер?!
 
И в заключение. Перед написанием этой статьи я рассказал ее суть знакомому, бывшему оперативнику угрозыска, уважаемому и знающему свое дело специалисту, ныне на пенсии.
 
Он выслушал и озадачил меня встречным вопросом:
 
— Вот ты, Якименко, не первый год, как ведешь такие дела. Неужели ты ничего не понял?
 
— А что тут не понятно. Прокурор и МВД должны были из-под земли достать этих мерзавцев, тем более что информации о них в деле — море, а если еще и свидетелей опросить — будет океан.
 
— Да никто этого делать не будет. Я тебе скажу, как все было на самом деле. Сначала она пошла к риэлтерам в Днепре — тем, что квартирами спекулируют. Те сразу смекнули, что ее можно кинуть. Таких людей видно сразу. Они ее и кинули: всучили ненужную, убитую квартиру в Кривбассе и нажились на продаже жилье в Днепре. История всегда повторяется. Потом на нее вышли люди из той же службы защиты детей, которые работают вместе с ментами. Они тоже сразу увидели, что имеют дело с человеком без собственной воли. Теперь уже они нажились на продаже криворожской квартиры. Нажились дерзко, нагло. Знали, что никто их искать не будет, а если будут, то все можно порешать. Так что же сейчас происходит с учетом правила, что история всегда повторяется? А ну думай-думай…. Теперь на эту квартиру положили глаз люди из прокуратуры. Ты сам говоришь, что там сделан ремонт. Место отличное. Вот сейчас Вилкул закончит реконструкцию проспекта Южный. Красота! Через год-два посмотришь, кто будет жить в этой квартире.
 
Чем хороша профессия адвоката — она разрушает иллюзии о природе окружающего тебя социума.

"Вестник Кривбасса"Сергей Якименко

Добавить коментарий
Войти через:
Логин
Пароль
Забыли пароль? | Регистрация