Кривой Рог новости
Укрощение строптивой по-криворожски?
04.05.2012 09:56 | Общество

Укрощение строптивой по-криворожски?

С насилием или просто хулиганством по отношению к себе наши женщины сталкиваются не только в темных дворах, но и на производстве. Все потому, что рабочего человека порой в грош не ставят. А уж если он еще и голос в свою защиту поднимает, то рискует стать врагом номер один. И от таких («что, слишком умный?») строптивых работников стараются избавиться во что бы то ни стало. Да еще и выставить их злостными нарушителями правил, инструкций и законов. Именно в такой ситуации оказалась машинист крана цеха подготовки составов Анжела МАРЧУК после конфликта, спровоцированного мастером.

В конце марта Анжела Марчук вышла на смену с температурой. Когда температура поднялась еще больше, она обратилась к мастеру с просьбой отвести ее в медпункт (ночью в него попасть непросто), но тот отказал. При этом как бы пошутил: а чего, мол, у тебя глаза красные? Ты пьяная, что ли?

— Я поняла, что с ним говорить бесполезно, и сама пошла в медпункт. И с работы я ушла не на три часа раньше, как он потом утверждал, а на час. У меня есть доказательства, в том числе документальные. Это начальству не нравится, оно не привыкло к тому, что кто-то опровергает абсурдные обвинения, — рассказывает Анжела Марчук.

Несколько дней Анжела Александровна пребывала на больничном. После выздоровления вышла на работу в ночь с 30 на 31 марта.

— Я отработала на кране минут 45, когда мне сказали, что отстраняют от работы в связи с тем, что накануне я ушла с работы на три часа раньше. Я хотела представить оправдательные документы, которые лежали в моем полиэтиленовом пакете. Мастер упорно требовал, чтобы я покинула цех, так как он отстранил меня от работы. Я вышла из цеха, но мастер Федор Парфенов догнал меня и вырвал из рук пакет. Он дернул его так, что у меня в руках только ручки от пакета остались. При этом он меня оттолкнул, я ударилась рукой и травмировала ее. Я догнала мастера в цеху и потребовала вернуть пакет с документами. Здесь же был и начальник смены Виктор Дешевкин. Он сказал мастеру: «Отдай ей пакет». Парфенов швырнул пакет на пол. Я его подобрала и отправилась в медпункт. Там мне оказали первую помощь. Вызвали представителя охраны труда и зафиксировали травму.

В медпункте крановщицу проверили также алкотестером на наличие алкоголя в крови. Результат оказался отрицательный. Затем ее ночью повезли в «тысячку». Там ей сделали рентген и взяли кровь на анализ. Информацию о том, что в больницу обратилась женщина с травмой, полученной в результате хулиганского поведения мастера, передали в Дзержинский райотдел милиции. На следующий день Анжелу Марчук вызвали в райотдел, где она написала об этом заявление. Но дальше эта информация никуда не пошла, и такой несчастно-хулиганский случай на комбинате не зафиксирован. Хотя и в справке, с которой Марчук обратилась в 9-ю горбольницу, по месту жительства, где ей открыли больничный лист, тоже написано, что травму она получила в результате хулиганского действия в отношении нее.

Вообще-то непонятно, почему ночью медпункт на предприятии закрыт. А сопровождать туда работника или нет, решает мастер или начальник смены, как будто у них есть медицинское образование. Сами рабочие говорят, что обычно мелкие травмы на производстве всячески скрывают, чтобы экономить на выплатах. Но это, как вы понимаете, лишь бездоказательное предположение.

Зато не предположение то, что рабочих наказывают за малейшее нарушение. И даже без такового.

— Я отдыхала дома после ночной смены, а меня наказали за распущенные тормоза на кране, — рассказывает Анжела Марчук. — Отвоевала, мне вернули деньги. Но «осадок», как говорится, остался. Другую девушку тоже наказали по какому-то поводу, хотя она была в отпуске и не то что не совершала нарушения, а просто не могла его совершить. Но она не захотела добиться отмены наказания, испугалась.

После инцидента с мастером за Анжелу Марчук вступилась уже городская организация НПГУ, где она состоит. Это она объясняет так:

— На предприятии я уже 15 лет, но сколько бы ни обращалась в официальный профсоюз, никакой помощи и поддержки от него я не получала. А уж надеяться на то, что тебя защитят от нападок начальства, и вовсе не приходится.

С такими же смелыми и активными людьми Анжела пробует создать организацию независимого профсоюза у себя в цеху. Дело идет туго.

— Беда в том, что люди выжидают, — рассуждает активистка. — Говорят: «Вот если у тебя получится, то и мы вступим в независимый профсоюз». Люди запуганы, они до сих пор боятся. Потому что таких людей, как я, которые все делают гласно, сердитые начальники стараются уволить во что бы то ни стало. При этом они не скрывают своих планов, а так и говорят: «Я уберу тебя любыми путями!». И грозят тем, кто прямо заявляет о недостатках в организации труда, в охране труда, в технологии. А почему я должна бояться и увольняться, терять заработок, если не виновата?

О том, почему за Анжелу Марчук вступился Независимый профсоюз горняков Украины, что он делает для ее защиты, рассказывает технический инспектор НПГУ по Кривому Рогу, заместитель председателя профкома НПГУ ПАО «Евраз Суха Балка» Александр БОНДАРЬ:

— Как известно, задача профсоюзов — защита интересов и прав членов профсоюза. Анжела Марчук — член НПГУ. На «АрселорМиттал Кривой Рог» первичная организация Независимого профсоюза пока не многочисленна, но она признана официально. Например, при нашей консультационной поддержке участвует в переговорном процессе по подготовке нового коллективного договора. Сразу же после обращения Анжелы Александровны к нам с просьбой расследовать несчастный случай, который произошел с ней во время исполнения служебных обязанностей в цехе подготовки составов, мы письмом направили требование к руководству АМКР создать комиссию по расследованию несчастного случая с Марчук А. А. и ввести в комиссию меня как технического инспектора НПГУ. Комиссия должна будет определить все обстоятельства происшествия и степень вины каждого участника. К сожалению, ответа на наше требование до сих пор от руководства не последовало. Как нам кажется, не в последнюю очередь потому, что именно исполняющий обязанности мастера Парфенов в рабочее время создал конфликтную ситуацию, толкнул Анжелу Марчук и причинил ей травму. Ушибы правой руки зафиксированы медиками документально и отнесены к категории «производственная травма».

Будем разбираться, выяснять все обстоятельства. Но факт нанесения травмы в результате хулиганских действий на рабочем месте подтвержден документально, он бесспорен. Отстранение Марчук от работы на десять дней уже после этого инцидента мы считаем необоснованным и предвзятым. На основании чего Марчук была отстраненная от работы? Представители работодателя утверждают, что она нарушила производственную дисциплину, и это привело к повреждению оборудования. Хотя не указывает, какого именно оборудования и в каком объеме. В приказе о наказании нет конкретики в части нарушений, которые якобы совершила Анжела Марчук.

— Внеочередная проверка знаний также ничем не обоснована, — продолжает технический инспектор НПГУ. — Я присутствовал на экзамене, который Анжела Марчук не сдала, и задал председателю экзаменационной комиссии вопрос: на каком основании Марчук подвергают экзамену? Председатель сослался все на тот же приказ директора департамента об отстранении от работы. Но дело в том, что нарушен процесс. Согласно положению, Марчук должна прослушать курс лекций с фиксацией этого в журнале посещения занятий, и только после этого сдавать экзамен. Когда мы на этом настояли, то Марчук была допущена к работе без всяких экзаменов! Это для меня, скажу честно, было удивительно, потому что руководство демонстрирует явную непоследовательность действий. Они поступают неквалифицированно и предвзято. Я рад, конечно, что Анжела Александровна начала работать. Надеюсь, что вскоре конфликт будет исчерпан. Как и расследование хулиганских действий в отношении Марчук.

Сама Анжела Марчук тоже настроена решительно.

— Сдаваться я не намерена, буду идти до конца, даже если меня уволят, — говорит она. — Сейчас придумали новую претензию ко мне: внеочередную проверку знаний за то, что мой кран не удержал изложницу. Но это потому, что там слабый магнит. Однако надо, оказывается, не кран в порядок приводить, а мне срочно сдавать экзамен! Ход простой: если три раза не сдашь — уволят с комбината. У нас всегда виновен только рабочий. А если он способен себя защитить, отвергнуть безосновательные претензии, то он становится врагом для начальства. Я не боюсь говорить то, что есть. Это моим руководителям не нравится. Люди в основном боятся спорить с начальством, потому что у каждого есть небольшие нарушения. Вот и помалкивают. А я не боюсь, потому что за мной нет нарушений. И делать из меня злостную нарушительницу и клеветать я никому не позволю.

Олег Павлов. "Вестник Кривбасса".

Источник: http://krivbass.in.ua
Добавить коментарий
Войти через:
Логин
Пароль
Забыли пароль? | Регистрация