Кривой Рог новости
Судебная тяжба «АрселорМиттал Кривой Рог» против коллектива авторов»
02.07.2011 11:55 | Бизнес

Судебная тяжба «АрселорМиттал Кривой Рог» против коллектива авторов»

В Дзержинском районном суде Кривого Рога слушается дело по иску «АрселорМиттал Кривой Рог» к коллективу авторов, которые изобрели «способ применения скрапа крупностью от 3 до 220 мм в доменной плавке», внедренный в производство еще в 2004-м году и давший значительный экономический эффект. Предприятие-истец просит суд признать договор, которым авторы уступили предприятию свои права на изобретение в обмен на выплату им 6% от суммы полученного экономического эффекта, недействительным. Этому иску предшествовало обращение в суд члена авторской группы Григория ОРЛА, который при помощи Фемиды решился взыскать с меткомбината то, что ему причитается в соответствии с упомянутым договором…

«Вестнику» представилась возможность расспросить о нюансах этой весьма любопытной и общественно значимой судебной тяжбы у адвоката Ирины ГАЛКИ, которая в деле «АрселорМиттал Кривой Рог» против коллектива авторов» представляет интересы 6-ти из 7-ми членов авторского коллектива.

— Эта судебная тяжба, — рассказала она, — началась с того, что один из 7-ми авторов изобретения «способ применения скрапа крупностью от 3-х до 220-ти мм в доменной плавке» Григорий Иванович ОРЕЛ обратился в суд с иском к предприятию о возмещении не выплаченного ему с 2004-го года авторского вознаграждения. По приблизительным расчетам, это более 2-х миллионов гривень (на одного члена авторского коллектива).

Речь о 2004-м годе идет в связи с тем, что именно тогда изобретение было внедрено. Все происходило в соответствии с порядком, установленным на «Криворожстали». Между коллективом авторов и предприятием был заключен договор об уступке права на получение патента и его использование. В этом договоре было зафиксировано, что прибыль от использования изобретения распределяется между сторонами таким образом: 94% оставляет в своем распоряжении комбинат, 6% — выплачивается членам авторского коллектива в равных долях. При этом авторское вознаграждение должно было выплачиваться ежегодно при условии подписания документов об экономическом эффекте, но был составлен лишь документ о внедрении изобретения в производство. Что же касается экономического эффекта, то документальную картину, я считаю, можно воспроизвести.

Обратившись в 2009-м году с иском в суд, теперь уже к «АрселорМиттал Кривой Рог», о взыскании причитающегося ему авторского вознаграждения за изобретение, которое используется на предприятии по сегодняшний день, Григорий Иванович, видимо, уже не видел перспективы урегулировать ситуацию мирным путем. Надо сказать, при разных руководителях комбината вопросы интеллектуальной собственности решались по-разному. В ряде случаев с авторами достигалась договоренность о том, что они получают разово определенную сумму — и впредь не будут претендовать на регулярную выплату авторского вознаграждения. Мне известно, что таким образом был «закрыт» вопрос по многим патентам. Но здесь случай иной.

Григорий Иванович обратился в суд, когда на предприятии он уже не работал, когда произошла очередная смена руководства, а с ней фактически прекратилась работа по вопросам интеллектуальной собственности. Был даже ликвидирован соответствующий отдел.

Но, как я понимаю, у комбината, как ответчика по иску, было маловато доказательств защиты в суде своей позиции не платить деньги — и он пошел по пути затягивания процесса и решения возникшей проблемы кардинальным способом. А именно: признания недействительным самого договора, которым авторы уступили комбинату свои права на изобретение.

— Предприятие подало встречный иск?

— Именно так. Он находится в отдельном производстве, а рассмотрение иска Григория Ивановича Орла к предприятию с 2010-го года приостановлено до разрешения спора о признании договора недействительным. Сейчас слушается именно дело о договоре.

— Чем истец, в данном случае «АрселорМиттал Кривой Рог», босновывает свою позицию?

— Иск объемный, содержит много информации. Но по результатам судебных заседаний вполне очевидно, что договор ставится под сомнение только по формальному признаку. Дескать, со стороны комбината договор подписывал на то время технический директор-главный инженер комбината Владимир Александрович ШЕРЕМЕТ, он же одновременно является одним из 7-ми членов авторской группы. Он, мол, действовал в личных корыстных интересах.

Между тем, именно технический директор-главный инженер, в соответствии со своей должностной инструкцией, и должен был заниматься на предприятии вопросами интеллектуальной собственности. Отдельный пункт его должностной инструкции гласил, что именно он должен подписывать договора с авторами об уступке ими прав в пользу комбината.

Это полностью соответствует нормам Гражданского кодекса, который гласит, что в случае, если изобретение создано в процессе трудовых отношений, все вытекающие из этого правоотношения регулируются между изобретателем (изобретателями) и работодателем. Это дает право изобретателям уступать свои авторские права и не нести затраты на получение и поддержание патентов, которые ложатся на предприятие. В частности, изобретение, о котором идет речь, было запатентовано в Российской Федерации на 20 лет, что требовало ежегодного платежа за поддержание действительности патента. Для физического лица, как вы понимаете, это накладно, а для предприятия масштабов «Криворожстали» — не вопрос.

— Так господин Шеремет подписывал договор и со стороны коллектива авторов?

— Вовсе нет, со стороны коллектива авторов договор подписывал уполномоченный ими Виталий Павлович ЛЯЛЮК, доктор технических наук, профессор, на то время заведующий кафедрой металлургических технологий Криворожского металлургического факультета Национальной метакадемии. Владимир Шеремет — всего лишь один из членов авторского коллектива, кстати, ему принадлежит сама идея изобретения.

Но представители «АрселорМиттал Кривой Рог» считают, что Владимир Шеремет, подписывая договор от имени предприятия, сделал это в собственных материальных интересах. Однако в определенных интересах заключается любой договор! При этом тот факт, что стороны имеют общий интерес, еще ничего не значит. Фактов же, свидетельствующих о том, что Владимир Шеремет, выполняя свои должностные обязанности, действовал не в интересах «Криворожстали», просто нет. И доказать обратное истец не может.

— Как, на Ваш взгляд, требование истца признать договор недействительным с момента подписания согласовывается с действующим законодательством?

— Существует законодательная норма, согласно которой представитель юридического лица не вправе подписывать договора в своих интересах либо в интересах лица, представителем которого он является. Но, подписывая договор от лица «Криворожстали», Владимир Шеремет одновременно не был представителем коллектива авторов. Со стороны авторов, как я уже сказала, представителем был Виталий Павлович Лялюк. Уполномоченный коллективом авторов из 7-ми человек, он действовал самостоятельно, на собственный риск, о чем и заявил в судебном заседании.

Выступление Виталия Павловича в суде было резонансным. Он говорил о том, что работодатель, который захотел получить патент и использовать изобретение, в соответствии с законом должен заключить с авторами договор об уступке авторского права. Сам работодатель и разработал этот договор, его же юридический отдел этот договор проверил — представителю группы авторов договор дали только подписать. А теперь его же и обвиняют в том, что договор якобы не соответствует нормам закона.

— На какой стадии сейчас находится рассмотрение дела?

— Сейчас в деле ««АрселорМиттал Кривой Рог» против коллектива авторов» идет разбирательство по существу. Нами представлены доказательства того, что договор не может быть признан недействительным с момента заключения, поскольку правоотношения существовали, патенты (в Украине и России) получены. Наличие двух патентов обусловлено тем, что украинский патент носит декларационный характер и проверен на существование аналогичных изобретений в ограниченном кругу — на то время получить иной патент в Украине было невозможно. Поэтому через Федеральную службу интеллектуальной собственности России был получен еще один патент. Оба получены на «Криворожсталь», за оба предприятием производилась оплата.

— Будучи представителем членов авторской группы, как Вы расцениваете судебные перспективы этого дела?

— С точки зрения норм действующего законодательства и юридической практики, я просто не вижу оснований признавать договор, который был выполнен, хоть и не в полном объеме, недействительным. Изобретение работает по сегодняшний день и дает предприятию экономический эффект. Да, подписывая договор от имени коллектива авторов, Григорий Иванович Лялюк действовал и в интересах Владимира Шеремета в том числе, но подобное действующим законодательством не запрещено.

В судебном процессе о признании договора недействительным есть еще один очень интересный момент. Дело в том, что по таким искам срок исковой давности составляет 3 года. Стало быть, срок обращения в суд по подобному делу истек в 2007-м году.

— Но суд же принял исковое заявление!

— Да, принял. Но когда мы заявили об истечении срока исковой давности, «АрселорМиттал Кривой Рог» уточнило свой иск, указав, что сторона истца не знала о существовании такого договора, поскольку он якобы не выполнялся. Но здесь налицо подмена понятий. Под юридическим лицом как стороной по договору подразумевается его руководящий состав. Но это «незнание» — личная проблема как руководителей, так и их подчиненных, не доносящих начальству необходимую информацию.

То есть, налицо попытка истца ухватиться за норму, согласно которой срок исковой давности начинает исчисляться с того момента, когда лицо узнало, что его права нарушены, и возобновить для себя срок исковой давности. Удастся ли это представителям «АрселорМиттал Кривой Рог», покажет решение суда. Не исключено, что в удовлетворении иска может быть отказано именно по той причине, что истцом пропущен срок исковой давности.

— Тогда, надо полагать, возобновится слушание дела по иску Григория Ивановича Орла к предприятию. Как Вы считаете, возможно ли урегулирование этого спора мирным путем?

— Дело Орла против предприятия достаточно сложное в той части, что в ходе его рассмотрения нужно будет дать ответ на вопрос о точной сумме экономического эффекта. Наверняка потребуется ряд экспертиз. Я не думаю, что предприятие, представители которого занимают позицию «мы никому ничего не должны платить», представит соответствующую информацию добровольно.

Но дело это очень интересное и прецедентное. Ведь коллектив авторов, о котором идет речь, далеко не единственный из тех, кто отдал свой интеллект и знания предприятию без какой-либо отдачи с его стороны. Я видела список авторов, в котором до 200 человек. Многие из них свое авторское вознаграждение либо получили частично, либо не получили вообще. Григорий Иванович Орел решился поднять этот вопрос, вступив в судебную тяжбу с мощным юридическим лицом, коим является «АрселорМиттал Кривой Рог». Но мотивы этого человека просты и понятны.

Не буду говорить за всех присутствующих на процессе, но на меня произвело впечатление выступление Владимира Шеремета. Он говорил о том, что фактически отдал предприятию всю свою жизнь, а взамен получил унижение в судебном процессе и беспочвенные обвинения в том, что действовал не в интересах «Криворожстали». То же самое испытывают и Виталий Лялюк, и Григорий Орел, и другие. Эти люди, как никто другой, прекрасно знают, что не все в жизни измеряется деньгами, хотя многое — все же ими. Тем более, если кто-то пользуется результатом твоего умственного труда и подсчитывает денежки от прибыли.

Наталия ШИШКА

Добавить коментарий
Похожие новости
Войти через:
Логин
Пароль
Забыли пароль? | Регистрация