Кривой Рог новости
Детей силой отнимают у матери для усыновления
23.08.2012 13:02 | Общество

Детей силой отнимают у матери для усыновления

Матери пятерых детей Наливай Елена Владимировна срочно нужна помощь. Дело в том, что фактически женщина лишена родительских прав и ее дети находятся сейчас в школе-интернате города Херсона. Узнав о том, что ее ребенка хотят усыновить и вывезти за границу граждане Италии, Елена начала бить тревогу. Женщина уверена, что ее сыну грозит опасность.

Однажды Елене предложили поехать на работу в Польшу. «Мы с мужем сели, все обговорили, он пообещал мне, что сможет присмотреть за детьми. Оставив на него  четверо детей, я, взяв с собой самого младшего Витеньку, отправилась на заработки в Польшу», — вспоминает героиня нашей статьи.

Но, вернувшись в родное село, Елена обнаружила, что нет ни дома, ни мужа, ни детей. Начала выяснять что к чему. «Мне сказали, что их отправили в интернат. В какой именно я не знала.  Ближайший был в Скадовске. Всегда ребят из Каланчакского района отправляли именно туда. Я отправилась в Скадовск на поиски. Раньше там никогда не бывала. Слава Богу догадалась тогда обратится в управление СБУ. Они все проверили и сказали, что моих детей там нет и скорее всего их отправили на Херсон. Эти ребята тогда мне очень помогли. Привезли меня  на автовокзал, посадили на маршрутку и в Херсоне направили к своим коллегам из СБУ. В Херсоне меня встретили и помогли найти детвору. Двое детей оказались в доме малютки и еще двое в интернате», — рассказывает Елена.

Оказалось, что детей забрали по решению суда, о котором Елена ничего не знала, так как, будучи уверенной, что папаша глядит своих деток, зарабатывала деньги за границей.

Естественно в Херсоне у женщины не было ни работы, ни жилья и детей ей никто не намерен был отдавать. Дом в родной Алексеевке за это время стал непригодным для жилья. «Он был сделан из самана (глиняные кирпичи), а у нас было подтопление села. В результате этого дом был практически разрушен. Я обращалась в различные фонды и в сельский совет, Каланчакский совет, обращалась в областную государственную администрацию. Долго не хотели выделять новую жилплощадь, в конце концов отправили обратно в село и предложили три варианта — развалины без окон и без дверей. Сказали делайте ремонт сами, а на какие деньги не уточнили. У себя в решении они напасали, что предлагали мне три варианта жилья, но на самом деле оно было в полной непригодности, абсолютно нежилые помещения. Жить там с детьми было невозможно», — с горечью вспоминает Елена Наливай.

Так четверо детей оказались в интернате. Но спустя некоторое время  там оказался и самый младший сын Витя. Произошло это следующим образом — в Херсоне женщина устроилась на работу, маленького Витю устроила в садик, наняла ему няню. Потом у Елены случилось горе.  Ей позвонили из России и сообщили что умер отец, нужно было ехать. «Так получилось, что я оставила ребенка на родственницу моего мужа. Там пока похороны, я осталась на 9 дней, потом на 40 дней. Когда вернулась в Херсон – Вити нет. Начала его искать через милицию. Оказалось, что не совсем адекватную родственницу мужа положили в психиатрическую больницу, а ребенка милиция нашла на улице, и отправили его в интернат. Я долго его искала, даже через Киев пробовала. Мне сказали, что он в Степановке, но там его не было. В итоге нашла его в Херсонской школе-интернате, но забрать его оттуда уже не смогла, не отдали. Это уже было бесполезно.

Все эти годы я постоянно наведывалась, общалась с детьми, помогала им как могла. Это могут подтвердить огромное количество людей. Я постоянно езжу с ними на концерты, посещаю другие мероприятия. Меня чужие дети из этого интерната мамой называют.  Все меня там знают: и воспитатель, и их музыкальный руководитель и хореограф. Мы постоянно общаемся. Я не пью, не веду аморальный способ жизни, наоборот работаю и помогаю своим детям чем могу.

Но буквально 2 года назад меня лишили родительских прав. Старшей дочке нужно было выпускаться из интерната. Для того чтобы бесплатно учиться, получать достойную стипендию и другие льготы,  нужен был статус сироты.  Поэтому было принято такое решение. Я никогда бы на это не согласилась, если бы не те льготы, которые получают мои дети. Благодаря статусу сироты, сейчас моя дочь учится, у нее есть возможность снимать жилье и полностью себя обеспечивать. Моя вторая дочь выпустится из интерната и тоже будет получать хорошую стипендию в размере 2300 грн. Так у моих детей есть шанс нормально жить и стать кем-то в этой жизни.

«Новость о том, что моих детей хотят усыновить я узнала от младшей дочери Жени, она мне позвонила и рассказала. Сначала хотели усыновить четверых несовершеннолетних детей, но потом они решили забрать только Витю и Женю. А теперь забирают только Витю», — говорит Елена Наливай.

«Мои дети уже были в Италии,  шефы их интерната итальянцы и они возили ребят в Италию на летние каникулы. Их я хорошо знаю, я приезжала в интернат мы не раз общались. Они возили рябят на отдых и я была спокойна. Они оказывают спонсорскую помощь нашему интернату.  Но этих усыновителей я не разу не видела, не общалась, не знаю кто они, у них разные фамилии и я не знаю расписаны ли они вообще. Зачем им здоровый ребенок», — с отчаяньем говорит Елена.

Следует отметить, что начальник службы по делам детей Лисовик Л.О. сразу отказала Елене в помощи, сказав, что никакие заявления Наливай она даже не намерена рассматривать, так как Елена лишена родительских прав и если мальчик сам захочет, то его заберут в Италию.

Но что может понимать одиннацатилетний ребенок, которому наобещали «небо в алмазах». Дорогие подарки и предвкушение сытой и беззаботной жизни (по сравнению с интернатовскими буднями) сделали свое дело. Мальчик совсем не против отправиться в Италию с новыми родителями. Только вот вряд ли ребенок может оценивать ситуацию объективно, учитывая при этом  возможный риск для своего здоровья и жизни.

Старшая дочь Елены  — Екатерина Наливай, как оказалось, тоже против этого усыновления. «Она имеет первоочередное право на опекунство над своим братом, но Лисовик сказала, что ей всего 19 лет и у нее нет своего жилья, так что ребенка ей все равно не отдадут», — говорит Елена.

«Они делают все очень быстро, большую роль играют деньги.  Из достоверного источника мне стало известно, что моего ребенка уже продали на органы, просто не удалось зафиксировать передачу денег, нет прямых доказательств», — сокрушается мать.

Елена и ее старшая дочь Катя уже обратились в милицию, дали свои пояснения. Теперь им остается лишь надеяться на лучшее.

Добавить коментарий
Войти через:
Логин
Пароль
Забыли пароль? | Регистрация